Pricing Table Particle

Quickly drive clicks-and-mortar catalysts for change
Error while rendering particle.
  • Premium
  • Standard Compliant Channels
  • $100
  • Completely synergize resource taxing relationships via premier market
  • 10 GB of space
  • Support at $15/hour
  • Sign Up
Error while rendering particle.

В краевом центре любителей хастла, популярного во всем мире парного танца импровизации, объединяет молодая студия «Феникс»

 
«Девочки, сегодня ваш день – разбираем мальчиков!» – командует тренер, и румяные от разминки леди в спортивных трико, не ломаясь, приглашают кавалеров на танец.
Тренировки идут допоздна: ночной город уже погружается в сон, а здесь всё отсчитывают шаги, повороты и такты, смеются и танцуют, не расплетая рук. В эти часы небольшой зал, затерянный среди бесчисленных подвалов высотных новостроек, кажется самым надежным и безопасным местом на земле. Внешний мир с его проблемами и нерешенными вопросами остается за порогом, и, если заглядывает сюда, то лишь в оконную щель под потолком.
В зале светло и уютно: танцоры обустроили его совсем недавно – постелили ламинат, повесили зеркала, смастерили полки для вещей и сменной обуви, а стены украсили баннерами с логотипами танцевальных групп «Сатори-трайб» и «Феникс».
Сейчас на паркете «Феникс», и, кажется, ребята не очень-то напрягаются. Танцуют в свое удовольствие, повторяя несложные па, шутят на ходу, посмеиваются. Расслабленность эта обманчива – через пару часов майки студийцев можно будет выжимать. А вот удовольствие неподдельное: с первыми мелодиями уходит скованность, танцор потихоньку отдается музыке, начинает «подпевать» ей телом, и, что самое удивительное, «звучит» не один, а в унисон с партнером.
Это хастл – один из самых популярных в мире социальных танцев. Он доступен каждому, независимо от возраста, опыта и физической формы, уместен на любой вечеринке, ложится на любую музыку, от попсы до хард-кора, позволяет импровизировать с любым партнером – привычным и вовсе незнакомым. В  Ставрополе этому искусству учат в «Фениксе» молодые педагоги Екатерина Варава и Иван Федяев.
 
Замешан на сальсе
 
По одной из версий, жизнь хастлу, чье название переводится с английского как «толкотня» и «бешеная деятельность», дали уличные танцоры Флориды. В начале 1970-х в Америке был безумно популярен жанр диско, и местные кубинцы, верные национальным традициям, пытались плясать под него дорогую сердцу сальсу. Движения шли поперек музыки, но смуглолицые завсегдатаи дискотек не сдавались и, видоизменив привычные па, уложили-таки их на модные ритмы.
Затем в хастле «наследили» любители мамбо, свинга и ча-ча-ча, в итоге явив на свет простой, романтичный танец с четким рисунком и ритмом.
Шаги, повороты, вращения, поддержки, «веревочки»… Освоив основные элементы, вы сможете танцевать где угодно и с кем угодно, обещают руководители «Феникса». А как же годы мучительных тренировок, без которых не видать танцору ни чистоты движений, ни умения пропустить через себя музыку? Или, может, в хастле техника не так важна?
– Определенная степень технических умений, конечно, нужна, – соглашается тренер студии Катерина. – Но она не так велика, как, допустим, в бальных танцах. В хастле движения проще, зато партнер комбинирует их на ходу. При этом часть работы идет «через спинной мозг», то есть танцор интуитивно чувствует, какую связку можно сделать, чтобы это было интересно и красиво. В его багаже может быть десяток элементов, но он выходит на танцпол и вдруг ощущает, что таки да, у него здорово получается: партнерша понимает его, и вместе они творят что-то классное.
А экстремалам, чья душа просит сногсшибательных трюков, подойдет спортивный хастл с его головокружительными поддержками, стремительными сменами и позировками, которыми можно блеснуть на танцевальных чемпионатах в России и странах СНГ.
 
«Я красивая, когда танцую»
 
Создатели студии «в миру» – люди серьезные. Катя – специалист по системам автоматизации, у Вани собственная фирма по разработке сайтов. Досуг оба давно скрашивают бальными танцами. Несколько лет они занимались в паре, однажды узнали о хастле, увлеклись не на шутку и полтора года назад решили показать народу, что есть на свете такой симпатичный танец. В антикафе InTime провели открытый урок, после которого к ним подошла молодая пара и поинтересовалась, где пройдет следующее занятие.
«Ну что, будем хастл преподавать?» – спросил Ваня у рыжеволосой подруги. Вопрос оказался риторическим, и в ноябре 2012 года в Ставрополе открылась первая студия социальных танцев. Ученики попадали сюда разными путями: одних привели друзья, других – сарафанное радио и всезнающий Google. Третьи остались, попробовав силы в открытом мастер-классе, как, например, пионеры студии, молодые супруги Миша и Алена.
Он – охранник в банке, она – товаровед, никаких хореографических планов на семейную жизнь не строили. Миша в детстве по дедушкиному настоянию занимался вальсом и с тех пор танцы терпеть не мог. Но его Алена накануне своего дня рождения увидела объявление об уроке хастла и попросила у мужа необычный подарок – два часа танцев в вечернем кафе. Тот не отказал – пришел на занятие и… влюбился в хастл!  И в репетиционный зал счастливую Алену привел уже сам.
– Они не ревнуют, когда видят друг друга в чужих объятиях? – интересуюсь у Кати.
– Нет, напротив, еще и подтрунивают, – смеется она.
– Позитивные ребята! Хотя, судя по веселью, которое царит на тренировках, другие к вам и не приходят…
– Ну, нам без шуток не обойтись! Мы вроде как немного вторгаемся в область общения мужчины и женщины, поэтому, чтобы скрасить неловкости, которые иногда возникают, прибегаем к юмору. Еще, бывает, я начинаю жестко требовать и командовать, тогда ребята в шутку называют меня «рыжая госпожа». Хихикаем вместе, и я ослабляю вожжи.
А люди к нам приходят самые разные - ученики колледжей, студенты, начальник отдела кадров, бухгалтер… Объединяет их одно – почти все давно мечтали научиться танцевать, но не получалось: то времени не хватало, то родители запрещали, то сами решили, что поздно учиться. Но хастл – вне возрастных ограничений. Так, среди наших наших танцоров есть и состоявшиеся в своем деле профессионалы, и застенчивые подростки.
– Застенчивым, наверное, не просто приходится, ведь хастл требует внутренней свободы и раскованности?
– На самом деле практически каждому начинающему взрослому танцору приходится переступать через страх показаться смешным и неуклюжим. Чаще всего человек озвучивает свою неуверенность, едва ступив в зал: «Я бревно, ничего не умею».
Кто-то боится уронить партнершу, хотя вполне силен физически. Есть девочка, которая пришла на танцы, перешагнув через свою нелюбовь к прикосновениям: ей неприятно, когда до нее дотрагиваются посторонние. Но, как она сама сказала: «В танце легче. Я знаю, что я красивая, когда танцую, это помогает».
Мы настраиваем людей, что танцевать может каждый. Главное – захотеть.
 
Партнёр всегда прав
 
Хастл – территория патриархальных порядков. Здешней даме полагается оставить за порогом феминистские замашки и на время забыть, что она за все отвечает, все на свете знает и умеет. В танце ее роль ведомая – парадом командует мужчина. Он задает направление движения, выводит на позиции, дает импульс на разворот, останавливает в определенном месте и, в конце концов, придумывает весь танец. Задача дамы – научиться слушать язык тела партнера (особенно его руки: именно они дают подсказку к следующему движению), быть мягкой, послушной и доверчивой. А это порой ой как нелегко!
– Ой, мамочки! Что он делает? – вскрикивает ученица «Феникса», которую «слишком» закружил партнер.
– Он тебя ведет, а ты ведись, не сопротивляйся! – эмоционально наставляет Катя, а мне объясняет:
– Девочки, они такие: только почувствуют слабину в действиях мужчины – сразу перехватывают управление. Если партнер из новичков, начинаю ругаться я, чтобы леди ослабила хватку. Более опытный отбирает «штурвал» сам, а партнерша начинает возмущаться, что не понимает его «ключи»-подсказки.
– Прямо как в испанском фламенко – там пара танцует не вместе, а друг против друга. Женщина, правда, не сдается на милость победителя...
– Ну а тут без вариантов: партнер всегда прав.
– Так что же – танец может изменить человека: «командиршу» сделать более уступчивой, а робкого «ботаника» – уверенным?
– И не только! Известный российский хастлер Евгений Литке у себя на странице в соцсети метко заметил: «Когда начинаешь танцевать парные танцы, лезет наружу все самое гадкое и все самое хорошее. В танце мы становимся такими, какие мы есть».
Например, у человека гипертрофированное самомнение и нетерпимость к чужим ошибкам. Проявятся после первой же ошибки партнера. Или комплекс неполноценности, маскируемый агрессией, тоже выползет наружу, как ни скрывай.
– И сгладится?
– И сгладится... Главное – разобраться, что стало причиной «стычки». Кстати, это умение – объяснять свою проблему – один из важных навыков, которые развивает хастл. Если будешь молча дуться вместо того, чтобы рассказать, что именно тебя не устраивает, где неудобно, танца не получится – сам собой затор не рассосется.
Вообще, хастл учит общению. У нас на занятиях нет жесткой привязки: «мой партнер» или «моя партнерша». Ребята постоянно меняются, все танцуют со всеми. Это заставляет каждый раз подстраиваться, искать точки соприкосновения с новым партнером. Парни учатся взаимодействию с прекрасным полом чуть более сложному, чем «гы-гы» и – портфелем по голове. Как написала на форуме одна девочка: «Жаль, что сейчас танцы не входят в общеобразовательную программу, это сильно облегчило бы людям жизнь».
Ну и, конечно, как любая регулярная нагрузка, танец улучшает физическую форму, включая в работу разные группы мышц. В то же время это не тяжелый труд на износ. Скорее наоборот – приятный способ расслабиться на досуге, провести время весело, в хорошей компании. К тому же мы периодически устраиваем «всестудийные» выезды на природу, походы в кино и в клубы, где наши ребята становятся звездами танцпола.
Один из моих педагогов часто говорил на занятиях: «Танцуйте и будьте счастливы». По-моему, замечательные слова!
 
 

Нескучный Сад Парка Горького.
Набережная Москва-реки.
Октябрьская, Шаболовская, Фрунзенская